И нашим, и вашим. Кто заплатит за компромиссные тарифы для зеленой энергетики

Фото: Getty Images

Парламент снизил "зеленый" тариф на 2,5–15% для построенных и на ­30–60% для новых крупных солнечных и ветровых электростанций. Что теперь будет с "зелеными", как изменятся тарифы на электроэнергию и кто заплатит за компромиссное решение, рассказывает Фокус

К новому закону парламент шел долгое время, ведь инвесторы, которые строят электростанции в Украине, в снижении тарифов не заинтересованы. Дискуссии о том, как и для кого снижать тариф, шли ожесточенные. Изменения не коснулись биогазовой и гидроэнергетики, а также солнечных станций малой мощности, которые устанавливает население. 

В последние годы сектор возобновляемой энергетики растет невиданными темпами. По данным Украинской ассоциации возобновляемой энергетики, только за 2019 год объем выработки станциями возобновляемых источников энергии (ВИЭ) вырос на 138%, до 4,43 млн МВт-час, а по сравнению с 2014-м рост составил 172%. В Госэнергоэффективности отмечают, что инвестиции в «зеленые» станции в 2019 году достигли €3,7 млрд, а их установленная мощность с 2014 по 2019 год включительно выросла в семь раз — до 6,78 ГВт. Всего, по данным Мин­энерго, по итогу пяти месяцев ­2020 года доля ВИЭ в общей структуре выработки электроэнергии достигла 6,8% (см. инфографику).

Эксперты рынка в один голос утверждают: в Украине слишком активно развивается «зеленая» энергетика. С другой стороны, близок час вывода атомных блоков и блоков ТЭС из эксплуатации и новые мощности Украине точно не помешают

Все это произошло на фоне привлекательных условий — размер «зеленого» тарифа позволяет инвесторам вкладывать средства с надеждой, что они окупятся в течение пяти-восьми лет. Впрочем, размер тарифа государство регулярно пересматривало: если в начале «зеленого пути», в 2011–2013 годах, тариф составлял порядка 46 евроцентов за кВт•ч, то с января 2020-го — 9,5–14 евроцентов (в зависимости от типа генерации). Новые тарифы приближают Украину к Европе, где в среднем такой тариф составляет 6 евроцентов за кВт•час.

«Мы не можем в стране, где такой уровень бедности, иметь самую дорогую в Европе «зеленую» энергию», — отметил в мае премьер-министр Денис Шмыгаль. В то время шли активные переговоры о подписании меморандума между правительством и компаниями ВИЭ, на основе которого и подготовили закон, снизивший «зеленый» тариф. Тем самым власть обозначила ключевой месседж: интенсивный рост количества солнечных и ветровых станций нужно притормозить.

Новые правила

Закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно усовершенствования условий поддержки производства электрической энергии из альтернативных источников энергии» парламент принял 21 июля, а через 10 дней его подписал президент.

В выводах к нему Андрей Герус, глава Комитета ВР по энергетике и ЖКУ, отметил: «Законопроект будет способствовать уменьшению финансовой нагрузки на конечную цену электроэнергии путем оптимизации уровня «зеленого» тарифа, будет способствовать достижению баланса интересов общества, потребителей электрической энергии и участников рынка». Кроме того, Андрей Герус уверен, что закон поспособствует развитию во­зобновляемой энергетики.

И нашим, и вашим. Кто заплатит за компромиссные тарифы для зеленой энергетики1

Важный факт. За 2019 год объем выработки электроэнергии ВИЭ вырос на 138%, до 4,43 млн ­­МВт-час

Читайте также:Приказано расти. Для чего правительство собирается повысить минимальную зарплату и что из этого выйдет

Ключевое принятое изменение — снижение «зеленого» тарифа для солнечных станций, введенных в эксплуатацию с июля 2015 по январь 2020 года, на 7,5–15%, а для ветровых — на 7,5%. Ветростанции, которые введены с января 2020 года, получат сниженный на 2,5% тариф, а для солнечных станций, введенных с января по октябрь 2020 года, снижение также составит 2,5%. Более всего снижение тарифа коснулось солнечных станций, которые только строятся: на 30% для тех, что будут введены после октября текущего года, и на 60% — что заработают с июля 2021-го. Лучшие условия получили старейшие станции, построенные до 2013 года (принадлежали Андрею Клюеву, сейчас на балансе китайской компании CNBM), для них тариф снижается всего на 5% — до 23 евроцентов за кВт•час. 

Новый закон регулирует также проведение «зеленых» аукционов, давно предусмотренных законодательством, однако всегда находились причины их не проводить, в основном — из-за бюрократических проволочек. В законе сказано, что квоты на ВИЭ устанавливает Кабмин. Что касается тарифа на аукционе, то к 1 января 2025 года цена для солнца и ветра не может быть выше 9 евроцентов за кВт•ч.

Кроме того, закон предусматривает возможность выплат компаниям по «зеленому» тарифу из госбюджета через выпуск пятилетних ОВГЗ, чего ранее не было. Механизм выплаты компенсаций по тарифу предполагает оплату от реализации электроэнергии через ГП «Гарантированный покупатель», а также от поступлений из тарифа оператора системы распределения — НЭК «Укрэнерго».

«Лоббисты ветра добились продолжения «зеленых» тарифов для себя до 2023 года. Может быть построено до 1500–2000 МВт новых мощностей, а это приведет к остановке очередных энергоблоков государственных АЭС. Но это же глупо! Также учитывая, что наши «зеленые» тарифы на 100–200% выше, чем в Германии, урезание на 7,5% и 15% — это имитация», — комментирует Андрей Герус.

У каждого своя правда

На рынке «зеленых» нововведения восприняли неоднозначно. Крупные станции мощностью более 10 МВт, построеные шесть-девять лет назад, проигнорировали закон, поскольку для них долгое время действовали и продолжают действовать высокие тарифы, их инвестиции окупились с лихвой. А вот средние и мелкие игроки, которые недавно сдали в эксплуатацию объекты ветровой и солнечной энергетики, оказались в непростой ситуации. Для них снижение тарифа удлиняет срок окупаемости проектов.

Промыш­­лен­­ники ожидали снижения «зеленого» тарифа на 40–60%, однако парламент принял закон с другими условиями

«Это принудительное снижение тарифа — нарушение инвестиционных обязательств, люди шли за рентабельностью шесть лет, а получат девять-десять лет, дальше для нас будут вводить новые налоги — ничего позитивного нет. Всех поставили на грань выживания неплатежами [по «зеленому» тарифу], а по этому закону обещают платить. Получился максимальный шантаж», — охарактеризовал новый закон Игорь Тынный, основатель и совладелец энергетического холдинга «Гидроэнергоинвест-Акванова».

Читайте также:Долг платежом наперед красен. Как Украина в разгар кризиса сделала подарок внешним кредиторам

Иными словами, компании были вынуждены согласиться с предложениями правительства о снижении тарифа, ведь таким образом власть гарантировала погасить 22 млрд грн долгов перед «зелеными» по тарифу (цифра ГП «Гарантированный покупатель»). 

«10 июня мы подписали меморандум с правительством о том, что инвесторы готовы на снижение тарифа при условии, что правительство гарантирует своевременную 100%-ю оплату за поставленную в сеть электроэнергию по тарифу. Меморандум обсуждался восемь месяцев. Надеемся на подписание принятого парламентом закона президентом, так как идти на снижение тарифа на ­40–50%, как предлагал ранее Андрей Герус, — это прямой путь в арбитражные суды», — отмечает Андрей Конеченков, глава правления Украинской ветроэнергетической ассоциации (УВЭА).

Долг платежом

Одна из целей принятия закона — уменьшить нагрузку на ГП «Гарантированный покупатель» снижением тарифа, тем самым уменьшить долги по выплате тарифа перед компаниями ВИЭ. Но пока нет ясности, как скоро будет достигнута эта цель. Ведь оплата по тарифу зависит от возможностей реализации электроэнергии, произведенной «зелеными», на рынке.

И нашим, и вашим. Кто заплатит за компромиссные тарифы для зеленой энергетики2

(Инфографика: Людмила Лысак)

Дело в том, что потребление электроэнергии в стране снижается, в Украине явный профицит ее производства. Оператор «Укрэнерго» периодически отключает станции ВИЭ от сети, поскольку система не готова принять такое количество вырабатываемой электроэнергии. «Установленные мощности уже настолько велики, что создают проблемы для системного оператора при балансировке», — говорит Дмитрий Марунич, сопредседатель Фонда энергетических стратегий. На рынке недостаточно маневренных мощностей, которые необходимы для принятия электроэнергии от ВИЭ. Новый закон эту проблему не решает.

«Станция построена, электроэнергия генерируется, а сеть не может принять эту электроэнергию. Укрэнерго не может сбалансировать работу сети. Минэнерго понимает, что возобновляемую электроэнергию необходимо балансировать, нужно стабилизировать работу сети, но не за счет угля, это неправильно. Необходимо разработать новую энергостратегию, предусматривающую увеличение доли «зеленой» электроэнергии и балансирование работы энергосети за счет строительства каскада гидроэлектростанций на Днепре или производства «зеленого» водорода. Возможно использование в качестве маневренных мощностей станции на биомассе или биогазе, это широко применяется в мире», — говорит Андрей Конеченков. По его словам, одним из рыночных механизмов, который позволит станциям ВИЭ получать реальные деньги, а не наращивать долги на балансе ГП «Гарантированный покупатель», станут «зеленые» аукционы.

Тарифный вопрос

Промышленные компании заинтересованы в низких тарифах на электроэнергию, что при высоком «зеленом» тарифе маловероятно. «Я не против того, чтобы «зеленую» энергетику ставить в приоритет, но если государство считает, что оно способно переплачивать цену за «зеленую» энергетику в несколько раз больше, чем в Европе, то пусть доказывают это в парламенте и утверждают госбюджет. А то они тихонечко перекладывают денежки из промышленности в денежки для «зеленой» энергетики», — говорит Дмитрий Олейник, председатель совета Федерации работодателей Украины.

Раз и навсегда «порезать» «зеленые» тарифы выгодно промышленникам, но это чревато последствиями. Во-первых, международными судами инвесторов с Украиной, которая гарантировала им своими законами «зеленый» тариф. Сумма исков, по мнению Андрея Конеченкова, составит 250 млрд грн. Во-вторых, резкое снижение тарифа приведет к выходу инвесторов из проектов, снижению доли ВИЭ в выработке и нарушению взятых на себя Украиной обязательств перед ЕС (до 2025 года в энергетическом балансе страны доля «зеленой» энергии должна составить 25%). Не стоит упускать и то, что «зеленые» платят налоги: за 2019 год уплатили в госбюджет 20 млрд грн, по данным ассоциации УВЭА.

В 2020 году доля ВИЭ в выработке электро­энер­гии в Украине достигает почти 7%. Для сравнения: в Германии — более 50%

В компаниях отмечают, что высокий украинский «зеленый» тариф по сравнению с другими странами (в некоторых — 3–6 евроцентов за кВт•ч) объясняется тем, что включает в себя уровень риска и доступность капитала. «У нас средняя длина кредита — пять лет и нужен огромный залог. За границей можно кредитоваться на 20 лет, и ставки другие. Если бы у нас были проектное финансирование и длинные кредиты, то тариф однозначно был бы ниже», — уверен Игорь Тынный.

А с населением что? Эксперты энергорынка уверены, что вопрос повышения тарифов для населения давно перезрел. При условии достижения рыночной стоимости кВт•ч такое повышение тарифа для граждан может составить от 20% до 100%. По мнению Дмитрия Марунича, реальная стоимость электроэнергии для населения должна быть в пределах 2,2–3 грн за кВт•ч. «В мире, наверное, такие низкие тарифы для населения только в Туркменистане и Казахстане. Тарифы должны стать выше на 30%, тем более с учетом инфляции», — комментирует тарифный вопрос Иван Плачков, глава Всеукраинской энергетической ассамблеи.
Даже если правительство решит пересмотреть тарифы для населения, то, скорее всего, подготовит для этого длительный плавный переход, ведь резкое повышение в разы увеличит нагрузку на госбюджет из-за массового похода потребителей за субсидиями.